ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Представленная версия политической экономии ставит своей целью познать объективные законы экономического развития, дабы предоставить им возможность беспрепятственной самореализации... как совершенному регулятору рыночной экономики по принципу «невидимой руки» – LAISSER-FAIRE. Ибо это поразительно безупречный механизм экономического саморегулирования, за своей природной мудростью непревзойденный для человеческого гения. Главная и единственно разумная функция «человеческого гения» – не препятствовать действию этих законов. А рукотворных препятствий на практике, к сожалению, накоплено множество... Поскольку длительное, почти столетнее издевательство над этими законами основательно исказило экономику развитых стран. Чего только стоит кейнсианская (в разных вариациях) т.н. «долгосрочная политика поддержки экономического роста» ценою, прежде всего, искусственного стимулирования «эффективного спроса». Плюс «неолиберальный» разгул кредитной эмиссии, доведший процентную ставку до «нуля», вот-вот готовую войти в «минус», а кое-где это уже! произошло... Как не стагфляция в результате, то долговая пропасть. И все финансовые пузыри и пирамиды... – Полная безответственность правящих элит на почве экономического невежества. А может и пользы, поскольку бизнес за это время прочно сросся с властью, превратившись, по сути, во власть. А там, где бизнес у власти, там перестают полноценно функционировать рыночные механизмы экономического саморегулирования, включая закон стоимости. О "социалистическом" изнасиловании объективных экономических законов вообще не стоит говорить: несчастные жертвы большевистского псевдоэксперимента подвергнуты глубинной деформации производительных сил, вследствие чего они на десятилетия лишены способности к нормальному саморазвитию.

Насилие над естественным ходом развития не проходит бесследно.

Провальные уроки антирыночных экспериментов большевистского марксизма, а также никчемность кейнсианства и пагубность псевдолиберального разгула современной «финансовой экономики» убедительно доказали правоту политэкономической науки, основанной на трудозатратно-стоимостной трактовке экономических явлений. До сих пор, однако, это была лишь теория: «Трудовая теория стоимости (и это специально подчеркивал сам Маркс) является предельной, глубинной абстракцией, а в согласовании с методом Маркса путь от нее к поверхности непосредственных экономических действий весьма далек»27. Преобразование политэкономии из теоретической абстракции в прикладную экономическую науку является давным-давно назревшей задачей. Реализация данной задачи требует, прежде всего, корректного представления базового закона трудовой теории стоимости – ЗАКОНА СТОИМОСТИ – не только на языке теории, но и практики.

В теории: СТОИМОСТЬ > = < ТРУДОЗАТРАТЫ → к средней норме прибыльности.

На практике: СТОИМОСТЬ (в цене) > = < СЕБЕСТОИМОСТЬ + ПРИБЫЛЬ средняя.

Ориентированный на удовлетворение потребительского спроса свободный перелив капитала = трудоресурса в сфере материального производства до средней нормы прибыли формирует адекватную трудозатратам стоимость, оптимальную цену. А это являет собою одновременно как эквивалентный, социально справедливый, обмен результатами труда, так и рациональную, в угоду общественным потребностям, реинвестицию прибыли в расширенное воспроизводство. – Совершеннейший механизм экономической саморегуляции... Вполне объективно, без какого-либо бюрократического вмешательства извне... само собою. Таков результат эффективно может дать только функционирующая по закону стоимости свободно-рыночная экономика. – Единственная не от человеческих выдумок, а от природы экономическая модель. Объективно всякий раз самовоссоздающаяся на почве общественного разделения труда, не требующая внешнего внедрения и управления. Кроме государственной поддержки денежно-стоимостного в экономике паритета:

ДЕНЕЖНАЯ МАССА = МАССА СТОИМОСТИ

Стоимостная эквивалентность денежной единицы является непременным условием эквивалентного товарообмена, что равнозначно оптимальному ценообразованию, – залог нормального функционирования рыночной экономики. А это означает соблюдение государственной политики жесткого монетаризма с учетом трудозатратно-стоимостного баланса в экономике:

МАССА СТОИМОСТИ = МАССА ТРУДОЗАТРАТ

Следовательно, количественная теория денег должна быть инкорпорирована в теорию трудовой стоимости для разработки взвешенной макроэкономической стратегии. – Создание на этой основе политэкономического монетаризма, который предусматривал бы опору денежной системы на трудозатратно-стоимостный фундамент экономики. Дабы спроектированным на этой почве монетарным инструментарием обеспечивать поддержку рыночного равновесия:

На микроуровне: ЦЕНА = СТОИМОСТЬ > = < ТРУДОЗАТРАТЫ

На макроуровне: Сумма ЦЕН = Масса СТОИМОСТИ = Масса ТРУДОЗАТРАТ

Рыночное равновесие – залог стабильного экономического развития.

Познать экономическую природу общества и обеспечить со стороны государства ее стабильное саморазвитие путем реализации, прежде всего, продуманной монетарной политики – первоочередная задача политэкономического монетаризма. Не только в пределах национальных границ, но и на межнациональном уровне современного глобализирующегося мира, во времена трансконтинентального разрастания интеграционно-отраслевых пирамид и массированного в глобальном пространстве перемещения капиталов, рабочей силы, товаров и услуг. Следовательно, глобальная экономика требует скоординированной монетарной политики государств на базе устойчивой наднациональной денежной единицы. Актуальнейшая проблема современности.

Современная глобальная экономика требует переформатирования мировой валютной системы, дабы денежную массу международных расчетов привести, наконец, в соответствие с совокупной в мире реальной массой стоимости. Нынче необходима альтернатива современной системе SDR (специальных прав заимствования). В отличие от золотовалютного стандарта – GES и современной SDR, новая наднациональная валюта должна базироваться исключительно на трудозатратно-стоимостной основе. То есть, впервые в истории денежная единица должна получить привязку к труду (живому = овеществленному), опереться на трудозатратно-материализованную почву реальной экономики, на реально существующую массу материального богатства.

Миссия монетарной версии политэкономической науки, кроме чисто познавательной, должна заключаться в том, чтобы на практике, прежде всего, полностью восстановить в своих правах ЗАКОН СТОИМОСТИ, при наличии денежно-стоимостного паритета – стоимостной эквивалентности денег. Дабы ценообразование формировалось исключительно на почве стоимости, как рыночно адекватной оценки овеществленных в товарной продукции трудозатрат, для эквивалентного = справедливого товарообмена. Соответственно, – социально справедливого распределения материальных благ согласно затратам труда на базовых принципах свободного рынка. Вне паразитизма олигархо-бюрократической надстройки, систематически издевающейся над экономикой своим эгоистичным, а иногда бездарным вмешательством. Реализация этой цели заключается, прежде всего, в отстранении бизнеса от власти.

Отстранив от власти олигархический капитал, крайне важно заставить его, в конце концов, жить по ЗАКОНУ СТОИМОСТИ и нормально развиваться по ЗАКОНУ НАКОПЛЕНИЯ. – Не паразитического, а продуктивного накопления капитала, нацеленного на расширенное воспроизводство в общественных интересах. Последнее само собой приложится в условиях торжества закона стоимости. Ибо свободно функционирующий закон стоимости обладает весьма полезным свойством естественной селекции и уничтожения паразитического псевдокапитала. В конкурентной борьбе экономически выживает лишь тот бизнес, который не проедает прибавочную стоимость, а максимальную долю ее реинвестирует, и не в какое-нибудь, а именно в востребованное обществом производство. От этого выигрывают все. Социальный прогресс также. В этом несомненный позитив здорового самовозрастания капитала, его реинвестиционного накопления. Именно реинвестиционная тенденция определит дальнейший алгоритм и магистральный вектор экономического развития в условиях капитализма. Каким он будет?..

Прежде всего, чем свободней рынок, вне государственного вмешательства в экономику, – тем острее конкурентная среда. Как следствие – растущая доля реинвестированной в производство прибыли (она же норма рекапитализации) для экономического выживания бизнеса. А это прямой путь к концентрации производства и централизации собственности. Следовательно, – к гипермонополизации капитала. Дойдет ли дело до гипермонопольного перенасыщения частнокапиталистической собственности на средства производства или нет, но тенденция такова существует.

Не стоит, однако, отчаиваться. Поскольку параллельно с концентрацией и централизацией капитала происходят одновременно интересные процессы его трансформации: своеобразная «диффузия» (распыление) частнокапиталистической собственности в виде, прежде всего, ее массового акционирования. А с другой стороны, – физическое и моральное отчуждение владельцев от средств производства: современные буржуи часто в глаза не видели собственные промышленные объекты, иногда находящиеся на противоположном конце света. Управление бизнесом все больше переходит к наемным топ-менеджерам. Речь идет об определенной трансформации частнокапиталистической собственности, что невольно наводит на мысль о формировании предпосылок качественно новой в перспективе общественно-экономической формации. Особенно в условиях отстранения бизнеса от власти.

Не уничтожать капитализм, а обуздав его, загнать в русло конкурентного саморазвития согласно экономическим законам под контролем демократической власти. – В направлении социального прогресса. Такова суть экономической философии «laisser-faire» в контексте политэкономического монетаризма, который превыше всего ставит приоритет объективных законов развития.



СОДЕРЖАНИЕ