Политэкономия: ТРУДОВАЯ ТЕОРИЯ СТОИМОСТИ + МОНЕТАРИЗМ = Зерновалютный стандарт – WES
 



Запрет выделения текста с помощью CSS

МАКРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ ГОСУДАРСТВА


Неотвратимость государственного вмешательства в экономику

Роль государства в современной экономике. – Пожалуй, нет другой проблематики, вокруг которой велась бы столь острая дискуссия ученых-экономистов. На поприще государственного управления экономическими процессами пробовано-перепробовано, а ожидаемых результатов долгосрочного характера, как правило, нет. Кризис и депрессия – непреодолимы. Что невольно ставит под вопрос роль государства... Может ли экономика обойтись без государственного вмешательства в ее процессы?.. А если не может, то в чем должна заключаться суть макроэкономической политики.

Исторически так сложилось, что интеллектуализация человеческого труда побудила процесс интеграции материального производства, создав на этой основе современную рыночную экономику как вполне самодостаточную систему, в совершенстве функционирующую по закону стоимости. – Несомненная заслуга экономической Матушки-природы, ее естественного саморазвития. Единственное, что упустила Природа – не догадалась создать печатный станок для эмиссии денежных знаков. Вернее, стихийный рынок в состоянии самостоятельно создать денежный эквивалент стоимости методом естественного отбора различных его вариантов, и попытки такие многократно имели место в ходе эволюции товарно-денежного обращения. Но на определенном этапе экономического развития такая способность свободного рынка утрачивается. Дело в том, что денежный эквивалент стоимости, в виде того же золота или серебра, может существовать лишь в условиях замедленной в своем развитии экономики, когда наращивание массы ценных минералов более или менее совпадает с приростом массы материализованного трудом богатства. Когда же темпы экономического роста начинают опережать имеющуюся добычу драгоценных металлов (золота, прежде всего), то сразу дает о себе знать уже упомянутый кризис ликвидности – тормоз дальнейшего роста. С этого момента без государства, вернее, без ее печатного станка никак не обойтись, и оно (государство) должно мудро включать эмиссионно-денежный станок, бережно обволакивая экономику в финансовую оболочку. Это первоочередная задача государства в сфере экономики: поддерживая объем денежной массы на уровне совокупной массы стоимости, поддерживать денежно-стоимостный паритет. Для этого, однако, государству надлежит в совершенстве знать природу рыночной экономики, дабы монетарной политикой не навредить ее развитию по закону стоимости.


Доминанта «невидимой руки» рынка

ЗАКОН СТОИМОСТИ государству нужно знать, дабы предоставить ему возможность полной самореализации... как безупречному регулятору рыночной экономики по принципу «невидимой руки» – LAISSER-FAIRE. Поскольку это совершеннейший механизм экономического саморегулирования, за своей природной мудростью непревзойденный для человеческого гения. Главная и единственно разумная функция «человеческого гения» - не препятствовать закону стоимости. А рукотворных препятствий на практике, к сожалению, накоплено огромное множество... Поскольку длительное, почти столетнее издевательство над этим Законом основательно исказило экономику развитых стран. Чего только стоит кейнсианская (в разных вариациях) т.н. «долгосрочная политика поддержки экономического роста» ценою, прежде всего, искусственного стимулирования «эффективного спроса». Плюс «неолиберальный» разгул кредитной эмиссии, доведший процентную ставку до «нуля», вот-вот готовую войти в «минус», а кое-где это уже! произошло... Как не стагфляция в результате, то долговая пропасть. И все финансовые пузыри и пирамиды... – Полная безответственность правящих элит на почве экономического невежества. А может и пользы, поскольку бизнес за это время прочно сросся с властью, превратившись, по сути, во власть. А там, где бизнес у власти, там перестают полноценно функционировать рыночные механизмы экономического саморегулирования, включая закон стоимости. О "социалистическом" изнасиловании данного закона вообще не стоит говорить: несчастные жертвы большевистского псевдоэксперимента подвергнуты глубинной деформации производительных сил, вследствие чего на десятилетия лишены способности к нормальному саморазвитию.

Насилие не проходит бесследно.

Практический вывод для экономической политики с точки зрения прикладной Политэкономии: первое и главное – предоставить закону стоимости, в конце концов, возможность полной и беспрепятственной самореализации. Для этого необходимо создать условия... Прежде всего, – отстранить бизнес от власти. А жертвам "социализма", кроме того, пройти длительный курс экономической реабилитации. Только после этого можно приступать к реализации мероприятий в русле экономической политики «laisser-faire», первостепенные из которых:

1. Бездефицитный бюджет. – Жить по средствам.

2. Ограничение эмиссии денежной массы темпами экономического роста: денежная эмиссия строго в унисон приросту ВВП.

Это главные требования финансово-экономической политики, призванной удерживать объем денежной массы в соответствии с общей массой стоимости в экономике: стоимостная, прежде всего, стабилизация цены денежной единицы. – Ради стабильности финансово-экономической системы.

ДЕНЕЖНАЯ МАССА = СТОИМОСТНАЯ МАССА

Инфляционно-дефляционный баланс, как рыночный маркер стабильности покупательной способности денег, – реальный показатель стоимостно-денежного паритета. Такое первоочередное условие торжества закона стоимости. Это основа основ рыночной экономики. – Основной приоритет государства. Его конкретная реализация предусматривает ряд макроэкономических мер. Но... прежде, чем рассмотреть их, следует обратить внимание на основные направления экономической политики современных государств. А суть их, преимущественно, сводится к следующему: а) антикризисные меры; б) стимулирование экономического роста. Чаще всего эти меры осуществляются комплексно. Целесообразны ли они?..


Надо ли стимулировать экономический рост?

Материальное богатство являет собою, прежде всего, овеществленный человеческий труд. Сколько труда живого – ровно столько же богатства, как труда овеществленного. Ни больше – ни меньше. Следовательно, материальное богатство возрастает ровно настолько – насколько прирастает масса живого труда. Имея при этом в виду, что живой труд, как интеллектуально-физическая активность человека, ограничен его энергетическим потенциалом и умственными способностями. Отсюда следует...

Экономику нельзя «пришпорить», заставляя развиваться на длительную перспективу быстрее, чем она того способна без ущерба для самой экономики. Ибо, согласно теории трудовой стоимости: в основе экономического роста, результатом которого является увеличение совокупной массы стоимости, – прирост совокупной интеллектуально-физической массы живого = овеществленного труда. В доиндустриальную эпоху валовой продукт можно было увеличить только за счет вовлечения в производство дополнительных рабочих рук. В век научно-технического прогресса ВВП растет ровно в том объеме, в котором имеет место рост интеллектуального потенциала рабочей силы, соответственно, – прирост массы живого интеллект-труда. Есть такой административный «хлыст», который заставил бы производительную силу в лице сообщества интеллектуальных тружеников выдать большую массу живого труда, нежели она на то (допустим, 3-4% прироста в год) способна?.. – Сомнительно. Никакое административное принуждение, никакие мобилизационные лозунги, никакая эмиссионная «накачка» денежной массы в обращение, никакой «инвестиционный мультипликатор», никакой «эффективный спрос» не в состоянии ускорить экономику в ее естественном развитии на длительную перспективу. В замкнутой экономической системе, имеется в виду, каковой на сегодняшний день является глобальная экономика. Ибо, еще раз: темпы экономического роста определяются приростом массы живого интеллект-труда = ростом производительности труда. За возрастанием мирового ВВП на 3-4% в год, например, кроется растущая в глобальной экономике на 3-4% масса живого труда за счет человеческого интеллекта. И никаким административным «кнутом», никакой кредитно-денежной эмиссией, никакими программами «количественного смягчения» эти темпы не ускорить. За исключением экспортной экспансии отдельных стран, которая дает источник накопления капитала за счет не внутреннего трудоресурса, а внешнего: поступления прибавочной стоимости извне... с последующим ее инвестированием в расширенное воспроизводство. Выигрыш страны-экспортера, однако, есть проигрыш страны-импортера: для глобальной экономики – «ни холодно, ни жарко». То же самое касается «экспорта» капитала (иностранных инвестиций), с той лишь разницей, что выигрыш сторон в таких сделках отчасти непредсказуемый, поскольку зависит как от условий соглашения, так и от условий его реализации.

Вывод: хочешь экономического «чуда» – развивай фундаментальную и прикладную науку, совершенствуй образовательный процесс, повышай интеллектуальный потенциал рабочей силы, способствует научно-техническому прогрессу, внедряет инновации в производство для повышения производительности труда, что равнозначно наращиванию в экономике массы живого труда. – Вот и вся «хитрость» экономического роста. В условиях конкурентной среды, разумеется. Если, скажем, в результате бездарной политики стимулирования экономического роста нарушен стоимостно-денежный баланс – денежная масса > масса стоимости, – то единственно разумным средством восстановления денежно-стоимостного равновесия является наращивание массы живого = овеществленного труда за счет технологического прорыва в производстве. Дабы стоимостную массу уравновесить с имеющейся денежной массой. Это единственный безэксцессный метод преодоления порока.

А вот в административно-принудительном порядке форсировать экономический рост без негативных для экономики последствий невозможно. Как нельзя извне принудить к форсированной вегетации все живое в природе без ущерба для самой природы. Ибо внешний допинг противоречит естественным законам развития природы и вредит ей. Убедительным примером тому является не только кейнсианство, сравнительно вполне безобидное, а, прежде всего, большевистская практика насилия над природой экономического развития – как преступление. Страны, посмевшие испытать подобную практику, выброшенные на обочину мировой цивилизации... из-за деградации производительных сил, потерявших способность к саморазвитию. Природа не терпит насилия над собой и мстит за него.



Надо ли бороться с экономическим кризисом?

Поскольку самотечное развитие экономики в условиях рынка неизбежно ведет к циклическим кризисам перепроизводства, то традиционно, еще с XIX века (обращаемся к "Капиталу" К. Маркса), существует неприятие таких кризисов и стремление бороться с ними. – Элементарная глупость от политэкономического невежества. Это все равно, что «бороться» с процессом сужения-расширения грудной клетки при дыхании.

Циклические кризисы товарного перепроизводства (при нормальной, разумеется, финансовой системе, поддерживающей стоимостно-денежный паритет) являются закономерным следствием перенакопления капитала, которое ведет к отставанию платежеспособного спроса от совокупного предложения... на величину накопления, как объема рекапитализированной прибавочной стоимости (прибыли) плюс банковских депозитов, направленных в расширенное воспроизводство. В результате спрос на потребительские товары сокращается на величину инвестиций. Так, инвестированная в производство денежная масса, в конечном итоге, создаст платежеспособный на рынке спрос... на этапе следующего цикла. Но, следующий производственный цикл будет продуцировать свое реинвестиционное накопления капитала. И так из цикла в цикл... Поэтому кризис перепроизводства товаров признак как раз здорового развития экономики. Ведь он свидетельствует, что с накоплением все в порядке. И наоборот: длительное отсутствие кризиса перепроизводства при вялотекущих темпах развития должно насторожить, поскольку это сигнал того, что... с накоплением, возможно, что-то не так.

Не будь банковского кредитования экономики, кризисы перепроизводства проявлялись бы куда чаще, но менее отчетливо, таким образом формируя мини-циклы. – Условно с периодичностью, допустим, в один год. К чему приводит кредитная политика?.. Кредит – как инвестиционный, так и потребительский – вносит определенные коррективы в такого рода мини-циклический процесс экономического развития. А именно: компенсирует инвестиционную денежную массу на этапе текущего мини-цикла, тем самым уравновешивая спрос-предложение и отсрочивая мини-кризис. – Временно... до следующего мини-цикла. А там... кредитный процесс возобновляется. И так из мини-цикла в мини-цикл... Покуда норма чистой (после вычета ссудного процента) предпринимательской прибыли в производственной сфере не упадет, условно, до "нуля". Грубо, при условии 100-процентной реинвестиции чистой прибыли: при 10% среднегодовой норме валовой прибыли (по Марксу: Р = m/c+v – в числителе прибавочная стоимость) и ежегодной 10% ставке банковского кредита это произойдет через 10 лет. Аналогично и кредитовано-перекредитованный потребительский спрос при той же процентной ставке "сжимается", условно, до «нуля» через 10 лет. – Вот вам и циклический мега-Кризис перепроизводства (хорошо нам известный) – в сумме 10-кратных мини-кризисов. При этом, что интересно, накопления капитала никуда не девается. Оно лишь перекочевывает из сферы производства в банковскую сферу... ежегодно на величину ссудного процента. "Было ваше – стало наше". Собственно, здесь ничего нет страшного, поскольку на стадии экономического оживления накопленный в банковской сфере капитал обратно вновь-таки устремится в производственную сферу экономики. Отсюда массовое обновление основного капитала и... процесс пошел... – Беспроблемно, при условии стоимостно-денежного паритета. Другое дело, избыток денежной массы в обращении. Тогда жди надувания финансовых пузырей в зоне финансовых активов (денежный агрегат М3, как обычно) на фондовых биржах. А это уже признаки «перепроизводства» финансового капитала.

Следовательно... Циклические кризисы товарного перепроизводства не путать с патогенными кризисами перенакопления фиктивного капитала: катастрофическими разрушениями финансовых «пирамид» и «пузырей». Финансовый кризис – аномалия, как правило, возникает на почве государственного пренебрежения законами рыночной экономики, того же закона стоимости: гипертрофированный переизбыток финансовых (в виде денег и ценных бумаг) выразителей реальной стоимости. В первую очередь, - в результате необузданной кредитно-денежной эмиссии, коммулятивно "раздувающей" денежные агрегаты. Отличить циклический кризис от кризисной патологии очень просто (когда они в «чистом» виде). Циклический кризис материального перепроизводства начинается с товарной биржи, кризис «перепроизводства» фиктивного капитала – с биржи фондовой. К сожалению, современные кризисы, преимущественно, представляют собою результат смешанной комбинации перенакопления промышленного и финансового капитала, укрощение которых весьма проблематично.

Финансовые катаклизмы являются патогенным следствием сращивания бизнеса с государством, и единственный способ борьбы с такой патологией – отстранить бизнес от власти. Что же касается кризисов товарного перепроизводства, то одно только знание и осведомленность, понимание природы экономического цикла и его прогнозируемость, предсказуемость того, что в каком порядке последует за чем и через какое время, само по себе будет заблаговременно программировать антикризисный алгоритм коммерческих операций, что будет способствовать смягчению ударов кризиса. Одно только понимание истинной сути циклического развития рыночной экономики, снижая панические настроения, заставит экономический цикл «выпрямляться» в умеренно-стабильную тенденцию экономического роста. Знание – сила. Задача правительства и ЦБ в такой ситуации не «играться» процентными ставками, нормами резервирования, валютными курсами, ставками налогообложения и пр. мерами регулирования, как это имеет место, а, зафиксировав их на должном уровне, оставить экономику в покое.

Циклические кризисы товарного перепроизводства, даже если будут иметь место, - не трагедия. Это приемлемый способ профилактики бизнеса, его естественной селекции на здоровый и никчемный, продуктивный и расточительный, полезный и вредоносный, честный и мошеннический. Этакий метод естественного отбора бизнеса под диктовку закона стоимости. Непредвзятое сведения бумажных активов к их реальной капитализации расставит все по своим местам, очистив экономику от бизнес-фальши. – Вне государственного вмешательства в этот процесс. Ибо закон стоимости, в отличие от госслужащих, а не обмануть и не подкупить. В результате на плаву остается, преимущественно, востребованный обществом бизнес, продукция которого пользуется спросом.

Кроме очистительной функции, циклические кризисы перепроизводства ведут к социально весьма прогрессивной трансформации частнокапиталистической собственности. – Через концентрацию и централизацию производства к поэтапному отчуждению частнокапиталистического владельца от средств производства, что, по сути, означает их обобществление. Возрастающая роль наемных топ-менеджеров тому свидетельство. А если к этому еще прибавить массовое распыление права собственности на все увеличивающуюся массу акционеров, то... – это уже, возможно, признаки более прогрессивной общественно-экономической формации...


Приоритеты макроэкономической политики

Лучший способ содействия экономическому развитию по закону стоимости – не вмешиваться в его естественные процессы... вопреки этому закону. Государству, однако, надлежит продуманно выстроить финансово-монетарное русло для данного процесса, направив естественное саморазвитие экономики по нему на длительную перспективу. Чем, собственно, должно руководствоваться государство в проектировании подобного русла?.. По мнению автора, тремя основными принципами.

Принцип первый и главный (уже отмечалось). – Устойчивое удержание денежно-стоимостного паритета в экономике за счет денежной эмиссии в унисон приросту совокупной массы стоимости... для стоимостной эквивалентности денег – стабильной финансовой системы.

Принцип второй. – При стоимостной адекватности денег принять меры для предотвращения утечки их из обращения в сферу внеэкономического накопления, завлекая денежную массу в банковскую сферу... за счет стабильно гарантированного процента по депозитам.

Принцип третий. – При полной вовлеченности денежной массы в обращение принять меры для предотвращения внеэкономического расточительства средств... за счет беспощадного налогообложения роскоши.

Объединив все три принципа в один, макроэкономическую стратегию государства можно сформулировать одной фразой коротко и ясно: стабильно удерживая денежно-стоимостный паритет, заставить всю денежную массу продуктивно работать на экономику. Кроме поддержания финансовой стабильности, как главного фактора, макроэкономическая стратегия должна упреждать внеэкономическую утечку свободных денег из обращения, вынужденно ставя их владельцев перед выбором: потребляй или инвестируй. Весь национальный доход (новосозданная стоимость) должен или продуктивно реинвестироваться, либо с пользой потребляться... без паразитического расточительства средств или их бесплодного сбережения.

Замечания по теме: стоимостно обеспеченные деньги есть реальный эквивалент человеческого труда и, одновременно, его катализатор. Бросишь деньги в экономику – «закипит» работа; изымешь деньги из оборота – работа «замрет». А посему... аномалия утечки денежных средств из оборота во внеэкономические ниши, будь то домашние сбережения или же пустые растраты на роскошь, равнозначна, по сути, изъятию трудовых ресурсов из экономики, их «замораживанию», или даже полной утраты.

Отсюда задача государства: свободный капитал и сбережения граждан, в условиях стабильной (!) денежной системы, направить в коммерческие банки на благо как инвестиционного, так и потребительского кредитования без дополнительной эмиссионной нагрузки на финансовую систему. Этому следует всячески способствовать:

а) долгосрочной фиксацией процентной ставки по депозитам на уровне несколько ниже среднегодовых темпов роста валового продукта для привлечения вкладов;

б) беспощадным в геометрической прогрессии налогообложением роскоши и расточительства, вынужденно направляя избыток свободных денежных ресурсов в банковскую систему.

Такая политика послужит банковской аккумуляции денежной массы в период экономического роста. В момент его замедления потребительский кредит будет сдерживать рецессию, а кредит инвестиционный – способствовать выходу из депрессии. Имея в виду, что во время рецессии дешевеют товары ширпотреба, во время депрессии – рабочая сила и средства производства. Банковский капитал должен стать демпфером от кризисных ударов перенакопление промышленного капитала. Главное в обуздании циклических колебаний, – коммерческая прогнозируемость в условиях государственно-гарантированной стабильности финансовой системы при полной вовлеченности денежной массы в товарно-денежный оборот. Вот и вся роль государства в экономике (юридически-правовая регламентация коммерческих операций – само собою). Во всем остальном – что производить, во что инвестировать, где и как, по какой цене сбывать продукцию – бизнес разберется сам. Вернее... – объективно и беспристрастно руками бизнеса распорядится закон стоимости.

Особого внимания заслуживает кредитно-денежная эмиссия: можно ли без нее обойтись?.. С позиции кредитования – как инвестиционного, так и потребительского – здесь, очевидно, можно было бы спорить, что лучше (или хуже): N-ная серия мини-кризисов или же один мега-Кризис в течение одного промышленного цикла. Однако, с точки зрения привлечения вкладов возникает вопрос: а за счет чего выплачивать «%» по депозитам в случае 100% банковского резерва?.. Разумеется, можно было бы обойтись и без депозитных поступлений в банковскую систему... только тогда свободная денежная масса устремится, образно говоря, «под матрасы», будучи выведенной из оборота. На пользу ли это для экономики?.. Во всем следует придерживаться «золотой середины».

Итак, основные направления макроэкономической стратегии государства...

I. БЮДЖЕТНАЯ ПОЛИТИКА:

а) Сбалансированность бюджета: расходы = доходы. Никакого госдолга;

б) Фиксированная ставка налогообложения на длительную перспективу независимо от колебаний цикла. Плоская шкала умеренно-оптимального налога на прибыль и прогрессивная – на роскошь и наследство. Способствуя продуктивному накоплению капитала, перекрыть каналы паразитического расточительства; имущественные излишества беспощадно «давить» прогрессирующим коэффициентом налогообложения;

в) Сведенные к минимуму государственное субсидирование и инвестиции (при том, что рост их, скорее всего, неизбежен), потому как это прямой путь к мошенничеству и коррупции: взяточничеству, ценовым накруткам, откатам и пр. махинациям. Наука, образование, медицина, пенсионное обеспечение – главная забота государства. Военные расходы должны быть сведены к минимуму, а то и вовсе аннулированы в условиях предстоящего торжества глобализации.

II. МОНЕТАРНАЯ ПОЛИТИКА:

а) Денежная эмиссия, с учетом кредитной, строго в унисон приросту валового продукта;

б) Фиксированная учетная ставка не выше среднегодового прироста реального ВВП на длительную перспективу независимо от циклических колебаний. Никаких манипуляций процентной ставкой для коррекции промышленного цикла или стимулирования экономического роста. Жесткое ограничение кредитной эмиссии максимально высокой нормой резервирования для сдерживания банковского мультипликатора;

в) Никакого субсидирования частного бизнеса, банков – рефинансирования в целях спасения. Банкрота должна ожидать страшная судьба оказаться под забором и быть растерзанным озверевшими вкладчиками или акционерами. Это положит конец безответственности бизнеса.

Такие вот «зверские» условия здоровой конкуренции и борьбы бизнеса за экономическое выживание в условиях рыночной стихии, исправно регулируемой законом трудовой стоимости и законом продуктивного накопления капитала. – Залог здорового экономического развития. То есть, речь идет о том, чтобы загнать бизнес в узкое, государством выстроенное, русло LAISSER-FAIRE, невольно принудив его к естественному саморазвитию строго по законам рыночной экономики во благо, в конце концов, общественных интересов.

Государственная экономическая политика лишь тогда чего-нибудь стоит, когда она:

а) оперирует надежной денежной системой;

б) уважает объективные экономические законы.

Сформировать подобную стратегию экономической политики в состоянии политэкономический монетаризм – качественно новое направление в экономической науке на базе синтеза теории трудовой стоимости и количественной теории денег. Доминантой политэкономического монетаризма должен стать приоритет действия объективных законов трудовой стоимости и продуктивного накопления капитала при стабильной денежной системе.

Закон продуктивного накопления капитала на микроэкономическом уровне, путем накопления прибавочной стоимости за счет эксплуатации растущей массы УЕРС-Труда в век НТП, создает материально-финансовые предпосылки расширенного воспроизводства.

Закон трудовой стоимости на макроэкономическом уровне, эквивалентным товарообменом и рациональной реинвестицией прибавочной стоимости в производство до средней нормы прибыли, оптимальным образом упорядочивает расширенное воспроизводство в общественных интересах.

В результате – экономическая стабильность и умеренный рост.

Практическую успешность экономической политики должна обеспечить денежная система, базирующаяся на трудозатратно-стоимостной основе, при условии прироста денежной массы в унисон темпам экономического роста (прироста реального ВВП). Один из возможных вариантов такой системы наднационального уровня в условиях глобализации – "Зерновалютний стандарт - WES", на который должны равняться национальные финансы.

Цель экономической стратегии государства на основе политэкономического монетаризма: при максимуме контроля над денежной эмиссией, проявлять минимум вмешательства в экономику, предоставляя бизнесу максимально благоприятные возможности для продуктивной самореализации. – Упреждая в то же время малейшие проявления паразитизма и расточительства. В этом, по мнению автора, суть эффективного макроэкономического управления и успешной стратегии экономического развития.




ПОЛИТЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МОНЕТАРИЗМА